Главная Политика Геннадий Музыка: «В Кременчуге власть во главе с Малецким самоустранилась и отмалчивается по ряду принципиальных вопросов!»
Геннадий Музыка: «В Кременчуге власть во главе с Малецким самоустранилась и отмалчивается по ряду принципиальных вопросов!»

Геннадий Музыка: «В Кременчуге власть во главе с Малецким самоустранилась и отмалчивается по ряду принципиальных вопросов!»

В последние несколько месяцев среди кременчужан и во многих интернет-сообществах города разразились бурные дискуссии вокруг вопроса о выделении религиозной общине Свято-Успенской Украинской православной церкви Киевского патриархата в постоянное пользование земельного участка площадью 972 м2 для строительства Свято-Успенского кафедрального собора на площади Победы.

Вопрос этот вынесен на повестку дня грядущей сессии городского совета, а у самого проекта застройки и воссоздания разрушенного в середине ХХ века собора есть как сторонники, так и ярые противники. Примечательно, что спор, который с каждым днем все больше напоминает конфликт, остается без внимания, как мэра города, так и большинства депутатов, которые отмалчиваются и совсем не спешат публично высказывать свою позицию. Вполне вероятно, что она может не соответствовать ожиданиям избирателей, которые делегировали последним представительские полномочия. В свою очередь Кременчугская газета поинтересовалась мнением главы общественной организации «Единый Кременчуг», экс вице-мэра по вопросам строительства и архитектуры Геннадия Музыки, о том, чем вызван подобный ажиотаж и насколько целесообразно сейчас начинать такое строительство.

• Геннадий Николаевич, почему именно сейчас и чем вызван такой ажиотаж вокруг вопроса о выделении земельного участка для последующего строительства Свято-Успенского кафедрального собора на площади Победы?

— Вы знаете, я не совсем согласен с подобного рода формулировкой. Если только сейчас вопрос привлек широкое внимание общественности и прессы, то, к примеру, для настоятеля Свято-Николаевской церкви отца Владимира Макогона и его прихожан он оставался актуальным все последние 26 лет, и это заслуживает большого уважения. Ведь менялись президенты, менялась власть и даже Конституция. Почему же именно сейчас? Уверен, что это – закономерное, социокультурное следствие тех трагических событий, которые происходят у нас в стране. Я имею в виду и войну на востоке Украины, и, безусловно, ужасные отголоски этой войны. Нельзя не упомянуть и о роли военных капелланов Украинской православной церкви Киевского патриархата, об их просветительской миссии, как на территории проведения АТО/ООС среди действующих военнослужащих, так и в среде ветеранских организаций и реабилитационных учреждений, где находятся преимущественно участники боевых действий на Донбассе.

• Противники строительства собора собирают митинги, готовят всевозможные обращения, подписывают электронные петиции, устраивают интернет-голосования, чтобы не допустить застройку одной из центральных площадей Кременчуга…

— Я думаю, что ни одно интернет-голосование не является непосредственным примером прямого волеизъявления общественности, не говоря уже о его какой-либо репрезентативности. Посудите сами: в Кременчуге – более 170 тысяч избирателей, то есть людей, достигших совершеннолетия, которые осознанно могут принимать те или иные решения. А нам предлагают ориентироваться на выбор менее чем тысячи зарегистрированных пользователей одной из социальных сетей, каким бы этот выбор ни был. Еще один пример – это электронная петиция о недопущении застройки площади, которая за 3 месяца так и не набрала нужного для её рассмотрения количества голосов. 

Я думаю, вы не хуже меня понимаете,  что еще 5 лет назад средства массовой коммуникации не были так развиты, но проблема в том, что так называемая «Фейсбук-активность» нередко начинается и также заканчивается в интернете. Такая форма общественной деятельности, безусловно, заслуживает внимания, но в то же время не может считаться истиной в последней инстанции. Слушанья же, которые закончились голосованием в пользу строительства храма, точно так же сложно назвать легитимной формой прямой демократии, поскольку на них присутствовало всего порядка 200 человек – людей старшего и преклонного возраста. Другой вопрос, что в Кременчуге власть во главе с Малецким самоустранилась и отмалчивается по ряду принципиальных вопросов, в том числе и относительно выделения земельного участка под строительство собора, тем самым попросту сталкивая лбами между собой жителей города.

• Но ведь невозможно опросить всех совершеннолетних кременчужан да еще и в таком количестве…

— Вы правы. И это, скорее, недостаток национального законодательства. Я сейчас говорю о так называемых местных референдумах, организация и проведение которых, согласно Конституции Украины, ложится на территориальные органы местного самоуправления. К огромному сожалению, в нашей стране нет закона, который регламентировал бы саму процедуру и механизм назначения местных референдумов, что, по сути, является пробелом в системе нормативно-правовых актов нашего государства. Но, даже не смотря на это, есть и другие доступные способы узнать о предпочтениях граждан. Эти способы не раз были использованы нашими чиновниками, но исключительно в интересах своего личного пиара и не более чем с популистскими намерениями. Тут можно вспомнить и десятки тысяч подписей, которые в рекордно короткие сроки собирали работники исполкома для Шаповалова, дабы придать серьезности его смехотворной борьбе против строительства Белановского горно-обогатительного комбината. Думаю, многие помнят, как все тот же Юрий Шаповалов возил более 20 тысяч подписей кременчужан, адресованные Премьер-министру Украины. Тогда собранные подписи должны были стать аргументом в пользу возведения моста через Днепр в Кременчуге, а не в соседних Горишних Плавнях. Это говорит лишь о том, что власть и депутаты планируют переложить ответственность за любое свое решение на группу людей или группу общественных активистов – на тех, кто открыто выступал за или против строительства Свято-Успенского кафедрального собора.

• Геннадий Николаевич, насколько лично вы как специалист и как кременчужанин считаете целесообразным строительство и воссоздание собора в его исторических масштабах на одной из центральных площадей города, которая стала местом общегородских празднований и гуляний?

 — Вы справедливо заметили, и я хочу акцентировать на том, что речь идет не просто о строительстве, а о строительстве святыни на ее историческом месте. Фактически речь идет о восстановлении, а это является одним из обязательных условий выделения соответствующих средств в рамках, к примеру, международной финансовой помощи той или иной религиозной общине. 

Но как специалист я смею вас заверить, что с момента выделения земельного участка и непосредственно до начала строительства могут пройти не просто года, а десятилетия. И я уверен, никто ограждать эту территорию колючей проволокой не будет. К тому же депутаты прошлого созыва на одном из пленарных заседаний сессий городского совета уже поддержали строительство Свято-Успенского собора на его историческом месте при наличии у церковников достаточного количества финансовых средств. К слову, интересно будет посмотреть, как депутаты прошлой каденции, которые вновь переизбрались, проголосуют за этот вопрос повторно, на августовской сессии. 

По моему глубокому убеждению, решению о выделении земельного участка должен сопутствовать специальной договор, согласно которому строительные работы смогут начаться при наличии не менее 70% средств от общей суммы согласно проектно-сметной документации, дабы не допустить появления замороженного долгостроя в самом центре города. Если же необходимая сумма не будет собрана, смысла начинать это строительство я не вижу. 

Я также хочу отдать должное общественным активистам, которые подняли вопрос и выступают не просто за строительство «компактной копии» собора, что противоречит историческим фактам и проектам архитектора Джакомо Кварнеги,  а за воссоздание полномасштабной копии в ее истинной величине. 

Но повторюсь: такие решения не должны носить принудительный характер или быть результатом обсуждения группы лишь привилегированных лиц – они должны быть следствием системного компромисса, при котором будет учитываться мнение каждого жителя Кременчуга. Только тогда собор имеет шанс стать визитной карточкой города и историческим наследием для будущих поколений.

Геннадий Музыка: «Если Малецкому нужны только белорусские МАЗы, может ему лучше сменить гражданство и переизбраться где-нибудь в Бобруйске или Жлобине?»

Геннадий Музыка: «Прекратите врать и спекулировать именем народного мэра. Кто вам дал такое право?»
 

Напомним, в сентябре 2015 года на сессии горсовета Кременчуга депутаты поддержали вопрос восстановления Свято-Успенского собора на его историческом месте. Однако при одном условии – возможности финансирования.
Кременчугские активисты просят депутатов не поддерживать вопрос по возведению Свято-Успенского собора на площади
"Давайте либо строить собор, либо породию на него", - кременчужане о возведении храма на центральной площади
«В гробу остались только одеяния, а мумия исчезла», - старожилы рассказали о том, как разбирали Успенский собор
Не собор на площади Кременчуга, а стеклянный саркофаг: предложение общественных активистов
 

Марина Соловей

http://kg.ua/news/gennadiy-muzyka-v-kremenchuge-vlast-vo-glave-s-maleckim-samoustranilas-i-otmalchivaetsya-po

 

Комментарии (0)

Ваш комментарий может стать первым.

Комментировать

Закрыть