Главная О чём говорят СМИ Резонанс: конфликт религий в Запорожье может завершиться сожженным храмом
Резонанс: конфликт религий в Запорожье может завершиться сожженным храмом

Резонанс: конфликт религий в Запорожье может завершиться сожженным храмом

Стихийная акция, прошедшая под храмом Петра и Февронии Украинской православной церкви Московского патриархата 6 января вызвала немалый резонанс в социальных сетях, как в процессе ее подготовки, так и после ее проведения — спровоцировав активное обсуждение в Фейсбуке.

Объектом обсуждений и обвинений стал и автор этих строк. Вчерашние публикации о конфликте на Малом рынке я сопроводил предложением «В соцсетях сперва грозились сжечь храм Московского патриархата». Некоторые пользователи Фейсбука поставили под сомнение правдивость этого утверждения. Но обо всем по порядку.

Напомним сначала предысторию событий.

Вечером 31 декабря в Заводском районе Запорожья трагически гибнет мальчик Евгений, на которого упал самоубийца, выпрыгнувший из окна 8-го этажа.

2 января во время похорон мальчика священник Московского патриархата, которого на похороны пригласила ритуальная служба, отказался отпевать погибшего, поскольку он был крещен в Киевском патриархате. Когда  родители обратились к еще одному священнику Московского патриархата, то тоже получили отказ. И только приехавший с другого конца города священник Киевского патриархата отпел малыша.

Московский патриархат объяснил свою позицию, требованием церковных канонов.

В ответ на сообщение об отказе отпевать малыша киевский блоггер Юрий Гудыменко, ранее работавший в Запорожье журналистом и пресс-секретарем народного депутата Игоря Артюшенко (партия БПП), призвал своих друзей и знакомых приносить под храмы Московского патриархата детские игрушки и куклы.

В Запорожье, судя по сообщениям в соцсетях, инициированный призыв нашел отклик не у многих — в постах в социальных сетях многие возмущались позицией священников Московского патриархата, но гор игрушек под дверями церквей УПЦ МП не наблюдалось. Очень часто на фото с возложением игрушек фигурировали одни и те же лица, связанные с местной ячейкой БПП.

Но резонанс описанная конфликтная ситуация получила в СМИ немалый. Резонанс заслуженный. Писали об этой трагической истории и мы.

Вчера в социальных сетях пользователь Валентин Бурый сообщил о том, что во время возложения двумя людьми кукол под храм Петра и Февронии УПЦ МП на Малом рынке они были избиты бойцами спортивно-военизированной организации «Радомир», близкой к Московском патриархату.

Как сообщалось в социальных сетях и позже на самой акции, от действий якобы Радомира (говорилось, что это были двое людей в масках, которые приехали к церкви. Возможно, их вызвал сторож храма) пострадали два человека, в том числе участник АТО. Забегая наперед, стоит сказать, что Бурый  отказался называть его фамилию, звание или подразделение, в котором он служит. Он лишь отметил, что пострадавший получил «перелом лучевой кости локтевого сустава» и сейчас готовится в операции. На своей странице в ФБ он также написал, что боец находится в 5 горбольнице.

Уже в процессе подготовки акции Бурый призвал всех брать канистры и баклажки и идти к храму. То ли сразу, то ли уже в процессе проведения акции, он уточнил — мол, имел в виду пустые емкости, а ни в коем случае не с возгорающимися жидкостями.

Впрочем, некоторые из читателей его поста восприняли его призыв о канистрах и баклажках совсем по-другому. По нашему мнению, два цитируемых ниже призыва тянут на несколько тяжких статей Уголовного кодекса Украины. Мы считаем необходимым привести их, учитывая огромный общественный резонанс проводимой вчера акции, а также то, что вчерашний безответственный призыв Бурого, пусть и оперативно скорректированный, мог спровоцировать повторение в Запорожье одесской трагедии 2014 года. Лучшей картинки для путинской пропаганды, как горящие в Украине церкви (не важно какого патриархата), сложно найти.

Итак, в соцсетях, в ответ на призыв Бурого, писали следующее:

«Игорь Гофман: СЖЕЧЬ ЦЕРКОВЬ С ПОПОМ ВНУТРИ
Денис Марковский: НАДО ЧТО-БЫ БОГОДЕЛЬНИ ИХ ++УЧИЕ НАЧАЛИ ПОВСЕМЕСТНО ГОРЕТЬ».

Такие комментарии появились под постом Бурого. Мы не знаем, кто эти люди и существуют ли они реально. Украинцы ли они или крапают свои призывы про «жечь» и «сгореть» из Подмосковья. Вероятно, это боты. Не стоит забывать, что, по ряду мнений, трагедию в одесском Доме Профсоюзов готовили именно в Москве.

Стоит отметить, что сама акция прошла мирно — ни у кого из ее участников автор этих строк не видел ни канистр, ни баклажек. Вторая сторона, если можно так назвать нескольких женщин-прихожан, с которыми порой дискутировали пришедшие к церкви, также не была настроена на конфликт. Все прошло мирно. Вероятно, на это также повлияло и оперативное прибытие на место возможного происшествия нескольких экипажей Патрульной полиции.

Автор этих строк лично слышал, как представитель полиции напомнил Валентину Бурому и его напарнику по поездкам в зону АТО — Денису Буштецу, также известному по ником Грязный Насть, что «я не буду говорить о своем отношении к Московскому патриархату, но вы же знаете, что такие акции должны согласовываться с властями».


Слева направо: Полицейский, Бурый, Буштец

Что известно о самом Буром и его напарнике Денисе Буштеце?

Они регулярно ездят в АТО, помогая солдатам. Во всяком случае, сами они пишут об этом в Фейсбуке, публикуя фото из зоны АТО. Денис также известен своими арт-акциями. Самая яркая из которых — изготовление «Железного трона» из осколков снарядов, по мотивам известной телесаги «Игра престолов». О троне, который сейчас стоит на всеобщем обозрении в областном краеведческом музее, сообщали в свое время ведущие мировые СМИ.

Последняя акция, в которой засветился Грязный (под этим ником его знает большинство журналистов) — пикетирование дома владельца Ipnews Владислава Грабовского. Ему под окна принесли гроб, обвинив в публикации заказных материалов. В свою очередь, владелец сайта заявил, что акцию под его окнами проплатил бывший запорожский бизнесмен, который сейчас производит водку в России — Евгений Черняк.

Но не все участники вчерашней акции имели столь противоречивую репутацию. Здесь была Таисия Мельниченко, которую знают по запорожскому майдану. Евгения Капля, которая известна своей общественной активностью.


Слева направо: Таисия Мельниченко и Евгения Капля на вчерашней акции

Акция имела неожиданное продолжение — в своем официальном комментарии глава Нацполиции области Олег Золотоноша фактически дал понять, что Бурый мог сделать заведомо ложное сообщение о преступлении. Во всяком случае, именно такие выводы сделал автор этих строк из официального комментария. Приводим его ниже полностью:

"Олег Золотоноша
в субботу

Офіційний коментар, щодо конфліктної ситуації, що виникла, біля Храму Петра і Февронії в Запоріжжі. Сьогодні о 15:30 громадянин Валентин Бурий зробив виклик поліції через лінію 102, про те, що в районі малого ринку відбувається бійка. Наряди поліції після прибуття на місце (протягом 7 хвилин) нікого не виявили, ні потерпілих ні нападників. О 16:00 біля храму пройшла акція, без будь-яких конфліктів і порушення громадського порядку. Також поліцейські зв'язалися з зазначеним гро

Еще"

Так, что же никакого атошника не было? Почему же. В приведенном выше комментарии Олег Золотоноша сообщает: «Бурий повідомив, що його (атошника — ред.) заховали так як він хвилюється за своє життя, а прийде в поліцію тільки через два дні». Вполне возможно, нам нужно просто подождать. Тем более, наши коллеги с сайта 061 взяли, правда только в телефонном режиме, комментарий у пострадавшего. «Его зовут Александр, но свою фамилию он называть не хочет, и говорит, что заявление в полицию писать не собирается», — сообщают наши коллеги.

В своем комментарии перед началом вчерашней вечерней акции под церковью Валентин Бурый также отказался называть фамилию пострадавшего участника АТО, подразделение в котором он служит и его звание. Бурый лишь сообщил, что пострадавший связан «с разведкой».

http://actual.today/rezonans-konflikt-religij-v-zaporozhe-mozhet-zavershitsja-sozhzhennym-hrama/

 

Комментарии (0)

Ваш комментарий может стать первым.

Комментировать

Закрыть